КОСТРОМИЧИ
взгляд через столетие

Леонид Андреевич Колгушкин

 

Человеческая память хороша тем, что она ярче сохраняет хорошее и затушевывает, затуманивает все жизненные трудности, неприятности и беды. «Время лечит», - часто говорят люди, и это правда.

Моему поколению выпала на долю тяжелая и полная неожиданностей жизнь. Пережил три революции, три больших войны, ломку старого общественного устройства, переоценку всех ценностей... И на седьмом десятке жизни я еще владею хорошо натренированной памятью и некоторым воображением, достаточным для того, чтобы в той или иной мере воспроизвести на бумаге давно прошедшее и пережитое.

Да простят меня потомки, которым вздумается познакомиться с этими записками, за излишне подробное описание событий прошлой жизни нашего города Костромы, незначительных для кого-то семейных взаимоотношений и фактов. Но считаю, что без подробностей не бывает истории и невозможно понять не только прошлое, но и время, в котором живешь.

Иногда можно слышать от обывателей, разглядывающих старый дом из прочного материала, стоящий среди новых: «Смотрите, как прочно строили в старину!» Но они не задумываются над тем, почему таких домов осталось очень немного. Также при виде здорового старика иногда говорят: «Вот какие раньше были крепкие люди». И опять не задумываются, что этого старика и некоторых других его сверстников природа, может быть, наградила отменным здоровьем только потому, что они разумно, согласно своей совести строили свою жизнь.
Где же наши сверстники - целое поколение, отмеченное этим высшим даром - жить по совести? Увы, оно уходит... Чем дольше человек живет, тем меньше у него остается сверстников - вот что скажу я вам на прощание.

Где сейчас те веселые, задорные, озорные мальчишки-подростки, рабочие, гимназисты, семинаристы, кадеты -мои сверстники, о которых я вам рассказал? Куда исчезли пышущие здоровьем, жизнерадостные, беззаботные девушки: гимназистки, епархиалки, курсистки и начинающие работницы? Большинство их давно завершило свой жизненный путь в бурный период войн, революций, разрух и «классовой борьбы». А кто дожил до настоящего, тех неумолимое время изменило до неузнаваемости, превратив в стариков и старух, доживающих свою жизнь в воспоминаниях о давно прошедшей юности.

Но все же большинство из нас выполнило свой природный долг, дав новое поколение, которое, в свою очередь, уже в изменившихся жизненных условиях повторяет непреложные законы жизни. Один из них, может быть, самый важный - закон любви и памяти. Это заставляет нас из поколения в поколение хранить семейные реликвии, письма и фотографии близких, записывать воспоминания о людях, которых давно нет на свете, но чьи лица светят нам из темноты приближающейся вечности. <...>

Апрель 1965 года.

Кострома.

Из рукописей неопубликованных книг

Л. Колгушкина «Семейные хроники», «Костромская старина», «Воспоминания костромича». ГАКО. Ф. Р-1666.

Kostroma publishing