Площадь в Кузнецах.

В стародавнюю пору теперешняя часть городской местности, что имеет быть вокруг площади Мира, именовалась Кузнецкой слободой, по старому городскому лексикону – Кузнецы. Жительствовали здесь мастеровые люди: кузнецы, каретники, ремесленники самых разнообразных занятий. Со временем расстроившийся губернский центр обволок обывательскими усадебками подгородную слободу, сделал её своей частью. Одни кривые слободские улочки, проулки исчезли, другие выпрямились, беспорядочная застройка приобрела правильный вид.

В конце XVIII века город постиг разорительный пожар. Возрождалась Кострома уже по вновь сочинённому плану. По соседству с обширной, пустынной площадью спроектировали улицу Павловскую, одноимённо назвали и площадь. В начале XIX века на ней устроили сенной торг, вместе с которым утвердилось здесь конское торжище. Эти обстоятельства навсегда зачислили вторую по величине площадь Костромы в разряд особого крестьянского базара, который предлагал обывателю товар житейской направленности.

Никакими внешними красотами площадь не блистала, постройками была бедна. В 1870-х годах с устройством городского водопровода она обзавелась водоразборным колодцем-башней, к которому впоследствии прибавилось красно-кирпичное здание ретирадных мест. Кой-где по краям площади имелись деревянные полки для торговцев, да поблизости от колодца на высоких подставках располагались водопойные лотки для лошадей.

В обыкновенные, не дозволенные к торговле дни площадь пустовала. Людская суета наблюдалась только у водоразборного колодца. Служитель водопровода мерно отпускал воду в тележные бочки водовозов и в ёмкости обывателям, жительствовавшим в округе. У лотков приезжие крестьяне поили лошадей.


Конная ярмарка на Сенной пл. «в Кузнецах». Фотограф Н.А. Карякин. 1907 г.

Дважды в году площадь преображалась: три мартовских дня (13–15 марта) с особой страстью здесь шумела ярмарка Фёдоровская, три летние недели, много тише весенней, сдержаннее вела себя широкая Девятая ярмарка. Для Павловской площади деловые, суматошные, радостные мартовские дни – торг, приуроченный к празднеству в честь Фёдоровской иконы Божией Матери, чтимой городской святыни, – главный годовой торговый праздник.

При обозрении мартовского действа с какой-нибудь ближней церковной колокольни представлялась весьма живописная, запоминающаяся базарная картина: площадь, запруженная народом, разнопородными лошадками, случалось, числом до тысячи, сотнями возов с сеном и прочим кормом, телегами, санями, пролётками, самого необыкновенного вида экипажами в любую цену.

При внимательном рассмотрении в сплошной площадной массе были заметны крохотные свободные островки, центром которых были разномастные кобылы и жеребцы. Зрительское кольцо вокруг них состояло из истинных любителей и знатоков, способных оценить достоинства того или иного конного экземпляра или отыскать незаметный скрытый изъян в рекламируемом товаре. Уже при подходе к ярмарочной площади слышалось ржанье и топот коней, звонкие удары молотов в кузницах напротив, у Медного пруда. Голосили на крохотных звонницах поддужные колокольцы – клиенты подбирали желаемый тон.


Цыгане на конной ярмарке. Фотограф Н.А. Карякин. 1907 г.

Эти и другие звуки составляли сплошной гул, в котором различались и лихое пьяное пенье под гармонь, и радостные возгласы удачливых покупателей, и слёзные – обманутых, соблазнившихся дешёвой ценой за весьма «порядочную» лошадку, только что бывшую в полной исправности в руках ловкого продавца, мгновенно исчезнувшего.

В развлекательном отношении площадь мало что имела. Весьма редко разворачивался цирковой балаган, да, случалось, ставили наскоро сколоченный из бросовых тесовых досок синематографический павильон. Особый колорит придавали площади праздничные драки. Они были здесь явлением обыкновенным, привычным. Главные же ярмарочные развлечения устраивались в центре, на  Сусанинском плацу, где одновременно проходила торговля «красным товаром».

После себя ярмарка оставляла унылую, серую, грязную картину: не мощёная площадь была завалена навозом, убирать её не спешили. Весеннее солнце растапливало снежно-навозную массу, по округе распространялся соответствующий дух. Мало-помалу грязь вывозили на свалки, и к летнему торгу площадь состояла в порядке.

Девятая ярмарка начиналась на девятой неделе после Пасхи. На Сенной вновь разворачивалась праздничная торговля, правда, размах её, сила не шли в сравнение с мартовскими днями: площадь была малолюдна, торговля шла вяло, конного товара бывало совсем немного. Основное торжище захватывала главная городская площадь – Сусанинская.

После перемены власти с 1918 года площадь приняла официальное название – Сенная, дожив с ним до 1967 года. Теперь некогда деловая площадь стала праздной, отдыхает от ярмарочной суматохи, ржанья коней, кузнечных стуков, всей прежней жизни. Всё в Кузнецах ушло в прошлое.