КОСТРОМИЧИ
взгляд через столетие

Леонид Андреевич Колгушкин

Будничный день костромича


Конная ярмарка, пл. Мира (Павловская, Сенная]. Фото нач. XX в.

Жизнь города в целом начиналась очень рано, с восходом солнца.

Уходили с улиц ночные сторожа со своими неизменными колотушками, покидали свои посты ночные полицейские, с центра улиц уезжали «ваньки», фонарщики гасили ночные уличные фонари. На их смену выходили пастухи городских стад, извещая скотовладельцев звуками рожков и похлопыванием огромными кнутами. Потом мычание спускаемых в стадо коров и коз сливалось с могучим гулом свистков фабрик и заводов, вызывающих на тяжелый труд рабочих. Вслед за коровницами поспешно выходили рабочие мужчины, женщины и подростки, двигаясь большими толпами к месту работы.

Домашние же хозяйки - одни затопляли печи, другие спешили на базары к центру или к Сенной площади, где уже с вечера собирались сотни крестьянских подвод с дровами, сеном, соломой и различными продуктами.

Около 8 часов утра весной и осенью бежали в свои учебные заведения гимназисты, гимназистки, реалисты, семинаристы, епархиалки и учащиеся городских и ремесленных училищ.

К 9 и 10 часам шли в свои учреждения костромские чиновники, а из ворот почты на Павловской улице выходили почтальоны с утренней разноской корреспонденции.
Во дворы заходили торговцы и торговки зеленым луком, селедками, молоком, горячими булками, пышками и даже мороженым. По улицам с громким криком проезжали крестьяне, продающие картофель, угли, а осенью - репу, арбузы, огурцы и капусту.

Показывались к обеду шарманщики, завлекая жителей мелодиями своего инструмента и предлагая «счастье», предсказывая судьбу. Желающим за определенную плату узнать свою судьбу билетики счастья из маленьких ящичков вытаскивали попугаи, морские свинки, белые мыши и прочие мелкие дрессированные животные.

Нередко случались на костромских улочках «итальянцы» с обезьянками, одетыми в красочные костюмы и проделывающими акробатические упражнения, чем доставляли большое удовольствие детям и взрослым. Не меньший интерес вызывали китайцы, торгующие вразнос китайской мануфактурой. Они были одеты в неизменный синий костюм, назад по спине спускалась черная коса из-под чудной шапочки. Плохо владея русским языком, они громко кричали: «Гоп, тавара!» А точильщики, стекольщики, лудильщики, старьевщики и тряпичники своим криком настолько надоедали, что некоторые домовладельцы запирали ворота и калитки на замки или же вывешивали дощечки с надписью: «Во дворе злые собаки».

Так продолжалось до вечера. К концу дня уличный шум медленно затихал. Рабочие дневных смен, служащие и учащиеся возвращались домой. По улицам шли с пастбища стада, наполняя воздух пылью и запахом парного молока, и ребятишки смотрели, какой масти корова шла первой. Если это была красная, то они говорили, что завтра будет хорошая погода, а если впереди шла черная, то на другой день считали, что обязательно будет дождь.

Солнце склонялось к западу красно-багровым шаром, медленно утопая в тихой пучине верховья Волги за золотыми главами Ипатьевского монастыря и стрелки. Молодежь гуляла на бульварах, а люди среднего возраста и пожилые заканчивали свой трудовой день за ужином и вечерним чаем. Некоторые перед самым сном любили посидеть на скамеечках перед домом. Все стихало. Так заканчивался обычный трудовой день рядового костромича.

Далее: Выезд пожарной команды

 

Kostroma publishing