Почтово-телеграфная контора на Павловской ул.  Фотограф  М. Ф. Риттер. 1910-е гг.

Cлуховой телефон держать плотно приложенным к уху...

«Что угодно?»  - в девяностых годах XIX века такую услужливо-деловую фразу в Костроме слышал всякий, кто прокручивал ручку телефонного аппарата и прикладывал слуховую трубку к уху.

В «амбушюр» (микрофон) абонент сообщал дежурной требуемый номер. Короткая пауза и любезный голос барышни-телефонистки отвечал: «Готово!». Устанавливалась связь, которая передавала «сказанное слово совсем отчётливо». По окончании разговора абонент, согласно правилам пользования, вновь прокручивал ручку аппарата – давал отбой станции.

Телефонная линия открылась в городе в 1890 году. До того времени в Костроме имели место лишь частные телефонные станции. Главная телефонная станция устроилась в здании почтово-телеграфной конторы на Павловской улице (пр. Мира, д. 6). От неё провода потянулись: к главному пожарному депо на 2-й Всехсвятской улице, воинским казармам на Еленинской и казармам на Кинешемской улице, губернаторскому дому, главному водопроводному зданию на Воскресенской площади, волжской водокачке на Верхне-Набережной улице и дому городского полицейского управления на Царёвской улице (пр. Текстильщиков, д. 4).

С годами телефонными услугами стали пользоваться все желающие, способные уплатить довольно приличную сумму за такой удобный вид связи.

Со временем усовершенствовалась и телефонная техника. В новых конструкциях аппаратов надобность крутить ручку телефонного динамо отпала. Изменились и действия абонентов. Правила вменяли в обязанность лицам, пользующимся телефоном, «делать отчётливую разницу между вызывным звонком (продолжительный без перерывов) и отбойным (несколько коротких, отрывистых)».

В работе телефонной сети случались и сбои. Нередко по чьей-нибудь халатности, неосмотрительности при производстве каких-либо работ провода обрывались. Но, пожалуй, главные неудобства горожане-абоненты ощущали во время пожаров и гроз. В первом случае их требования исполнялись лишь частично, в зависимости от загруженности линии и телефонисток, обеспечивающих связь пожарных команд. Во втором случае – «ввиду опасности сношения по телефону прекращались», станция выключалась.


«Телефонная барышня». Фотограф Д. И. Пряничников. 1910-е гг.

Для получения качественного разговора требовалось немного – «слуховой телефон держать плотно приложенным к уху, говорить перед микрофоном на расстоянии от рупора на один-два вершка (4–8 см.), не напрягать особенно голоса, но стараться произносить слова отчётливо, не торопясь и не сливая», «а для большей ясности выслушивания закрывать свободное ухо другой рукой». Для удобства абонентов, по их желанию «говорить только днём или только в определённые часы» они вносились в особый список станции.

Состоятельных лиц, желающих частным порядком снестись по телефону с кем-нибудь в городе было немало – абонентская сеть постоянно росла. В 1915 году она составляла 406 номеров.