История «сковородки» как народного сквера.

Век-старец XIX состоял на исходе, годы его последнего десятилетия катились к концу. Сусанинская площадь – детище уходящего века, красота провинциальная – по-доброму служила костромичам, радуя их взоры строгой красотой линий и лёгкой воздушностью разбегающихся перспектив.

В центре её мощёного ковра в окружении четырех керосиновых фонарей одиноко возвышался памятник царю Михаилу Фёдоровичу и крестьянину Ивану Сусанину. 

Жизнь на площади шла обыкновенным порядком, и, казалось, ничто не предвещало перемен. Однако в 1898 году произошло событие, которое существенно изменило привычное существование площади. 


Сусанинская площадь до разбивки сквера. 1890-е гг.

 В тот год, 11 июня, гласные городской думы заслушали доклад санитарной комиссии «о санитарно – гигиеническом состоянии Костромы». Комиссия предлагала для улучшения городской среды в гигиеническом отношении устроить сквер на Сусанинской площади, полагая при этом и посадки деревьев на плацу, между корпусами торговых рядов. Но поскольку плац был местом ярмарочным, чтобы не стеснять торговли, проект озеленения его оставили без последствий. Относительно другой части площади гласные постановили: «Уничтожить Сусанинскую площадь и вместо ея устроить, согласно представленному плану, сквер, с таким расчетом, чтобы памятник Сусанину приходился в начало сквера, а кругом сквера проходили бы достаточной ширины улицы».

Первоначальный план поддержки у гласных не получил – сквер был велик в размерах, и его разбивка требовала значительных затрат. «Проэкт» пересмотрели. План сквера уменьшенной квадратной площади утвердили к производству.

Осенью под наблюдением члена городской управы Н. Ф. Ламехова началась работа по устройству сквера, которая на другой год завершилась вполне. Правильной формы зеленый уголок переменил вид площади. Сквер, обнесённый лёгкой металлической решёткой, как бы отчасти повторял самою площадь: от центральной свободной площадки веером расходились семь аллей – улиц. Восьмая – широкая и короткая – упиралась в памятник. Внутри сквера, вдоль всей решетки, проходила сквозная аллея, прерывавшаяся у памятника. Сквер обсадили кустами спирей и акаций, взятых «с местности Муравьёвка». В начале века к ним прибавились пихты, а в годы последующие – липы и тополя.


Панорама Сусанинской площади со сквером. Фотограф В. Н. Кларк. Нач. ХХ в.

Вся площадь сквера была очищена от каменного покрова, новые аллейные дорожки гладко «убили» щебнем. В 1904 году их для лучшего высыхания подняли, а вокруг сквера устроили асфальтовый тротуар, в качестве ограждений и газонов использовали огородки из кольев, а в центре сквера сделали палисадную изгородь, вдоль которой установили диваны для отдыха.

Городские власти проявляли о месте особую заботу, содержали зелёный оазис в исправности: ночами здесь круглогодично дежурил сторож, а с апреля по декабрь для ухода за посадками нанимался дворник, он же занимался поливкой участка. Водопроводная магистраль была подведена ещё при разбивке сквера согласно плану иметь здесь фонтан. Проект не осуществился, а проложенная магистраль отлично служила делу благоустройства.


Празднества в феврале 1913 г.

Удобный, чистый, ухоженный сквер сразу полюбился горожанам. Правда, в дневные часы летней поры диваны больше пустовали – сквер от солнца не укрывал, и публика предпочитала прогуливаться в тенистом городском саду, царстве покоя и безветрия. Места в сквере обыватель занимал к вечеру. Сюда сносились все городские события, случаи, сплетни.

Когда благополучные граждане расходились по домам, в сквер стекалось общество городского «дна»: бродяги, зимогоры, нищие, дамы с «жёлтыми билетами» и без таковых. Сквер обращался в гнездо разврата, игорный и распивочный дом. Припозднившиеся мирные обыватели сие небезопасное пристанище бродяг предпочитали обходить стороной. Полиция нарушала ночную «скверную» жизнь, устраивала облавы. На какое-то время ночной сквер исправлялся, затем всё повторялось сызнова.

По зимам белый сквер с расчищенными дорожками являл собой место полной благопристойности. Принадлежа главной торговой площади города, сквер имел одну весьма замечательную особенность: никогда никакой торговли здесь не устраивалось: обращать общественное место отдыха в деловое считали неудобным и недопустимым.


Обелиск с портретами вождей, воздвигнутый на старом постаменте. Фотограф Д. И. Пряничников. 1920, 1 мая.

С годами сквер у памятника «повзрослел»: поднялся и сгустился кустарник, вытянулись деревья, из которых особенно выделялись скорорастущие пихты. С приходом революций, митингов, демонстраций сквер без ухода зарос, одичал. Памятник – гордость костромичей – сломали. Фигуры царя и крестьянина-спасителя продали как металл в переплавку. На прежнем постаменте утвердили деревянно-кумачовый обелиск с портретами «вождей революции». В феврале 1920 года умер революционер-большевик Д.И. Долматов. Его похоронили в сквере. Спустя несколько дней президиум горискома постановил: «Переименовать для увековечивания памяти т. Долматова Сусанинский сквер в Долматовский». Место общественного отдыха обратилось в почётный погост. Сегодня всем костромичам оно известно как Сковородка.