Костромская губернская земская управа, в которой располагалась обсерватория. Фотограф Д.И. Пряничников. 1910-е гг.

В ясные осенние вечера

Обыкновенно середина осени для весьма многих жителей города, в особенности для воспитанников учебных заведений, обращалась в волнительную пору: ждали открытия астрономической обсерватории, что располагалась на Русиной улице над домом губернского земства (ныне учебный корпус лесомеханического колледжа на ул. Советской). Заботливые земцы устроили ее в 1911 году.

Столь затратное, дорогостоящее предприятие было затеяно не ради забавы, развлечения юной части горожан, а единственно благородной образовательной, воспитательной цели ради: в надежде свободной внешкольной затеей пробудить в ребячьих головах самое серьезное отношение к учению, пробудить страсть к познанию.

Астрономические занятия не были новшеством в Костроме. В сороковых годах прошлого века талантливый мещанин А. В. Красильников, замечательная для Костромы личность, «над красивым своим каменным домом (ул. Пятницкая, здание не сохранилось. – А. А.)… устроил для себя малую обсерваторию, приготовив для нее своими руками почти все нужные инструменты».

Из рассказов городских старожителей известно, что в начале XX века домашние телескопические трубы иногда выставлялись из окон состоятельных домов и усадеб. Случалось, заезжал сюда и какой-нибудь сомнительного вида беспатентный «астроном», который за несколько копеек давал возможность глянуть в окуляр трубы, объясняя при этом состояние небесной картины. Но отчего-то владельцы «волшебных» труб в город являлись нечасто, зато во всякий приезд их окружала толпа любопытствующих, жаждущих увидеть ни больше ни меньше, как самого Небожителя! Говорили, что отдельным счастливцам сие удавалось.

С устройством Народной астрономической обсерватории господа «ученые-астрономы» исчезли. Теперь обыватель всякого возраста мог совершенно бесплатно в благоприятные для наблюдений осенние вечера наслаждаться «Юпитером и его спутниками, туманностью Ориона и другими неисчислимыми красотами неба».

При обсерватории состояло лицо, дававшее объяснения к наблюдениям. В специальный вечер обслуживались только организованные группы от учебных заведений города и уезда.

Как только обсерватория объявила о начале действий, к зданию губернской земской управы началось паломничество детей и взрослых. Каждый побывавший на чердачной высоте земского дома и отведавший небесных видов уходил завороженный и потрясенный красотами. Обсерваторная болезнь захватила несчетное число обывателей, а степень влечения к новому делу была настолько высока, что могла сравниться лишь с любовью к синематографу.

В космос всякий смотрел по-своему: для одного посещения вышки остались только необычным приятным развлечением, другой извлекал пищу для размышлений о собственном бытии, о мироздании. Кстати, в ту пору с особенной страстью юные читатели потребляли из библиотек книги по астрономии и космографии.

Обсерваторская вышка представляла собой вращающуюся деревянную башню с раздвижным куполом, в щели которой был утвержден телескоп. Поднимались к ней по деревянным лестницам. Конструкция была проста, незамысловата: легкая деревянная будка без утепления с поворотной ручной механикой, которая в зимних условиях замерзала, работать не могла. С приходом устойчивой холодной погоды, морозов, обсерватория прекращала прием посетителей до будущей осени.

Надо сказать, что от самого начала устройства обсерваторного предприятия были допущены некоторые просчеты, которые отрицательно сказывались на ее работе. Часто ломался поворотный механизм, во время дождей башню иногда заливало, непродуманное устройство лестниц тоже создавало неудобства.


Иоанно-Богословская церковь на Кадкиной горе. Нач. ХХ в.

Мало-помалу дефекты исправлялись, но судьба как-то не благоволила астрономическому заведению. Однажды ураган «свернул» купол, молния ударила в обсерваторию да еще с такой силой, что в одной из комнат даже расплавила бронзовую люстру. Все эти неурядицы и несчастья не действовали на публику, она терпеливо выжидала очередной ремонтировки, желая только подняться в башню. Так обстояло дело до 1916 года. В ясные осенние вечера на другой год было уже не до небесных наблюдений, а с января 1918 года заботливых земцев разогнали большевики.

Теперь всякий знает планетарий на Горной улице. В недавние шестидесятые годы в обезображенном здании храма Иоанна Богослова установили телескоп. Он и сейчас там, только бездействует уже в продолжение двадцати лет. Хлопочут по оживлению астрономического устройства. Бесспорно – дело полезное! Однако хорошо бы озаботиться приисканием другого места, откуда бы всякий костромич имел возможность обозревать нерукотворные небесные картины, а усталый и больной храм на Каткиной горе освободить для возрождения.