Кострома пила шкаликами, мерзавчиками и даже вёдрами.

В 1902 году Россия вступила в очередную винную монополию. Привычные ХIХ веку питейные дома, кабаки с целовальниками были заменены трактирами. В первых двух заведениях торговля водкой производилась распивочно и на вынос. Распивочно – не менее чарки (0,123 л к нач. ХХ в.) без всякой закуски, на вынос – ведром (12,3 л), а после 1885 года – в закупоренных бутылках.

Трактир – новое питейное учреждение, где кроме водки подавалась холодная и горячая закуска. По мнению реформаторов, употребление водки вкупе с пищей должно было со временем войти в привычку обывателей и, несомненно, сократить явление пьяных лиц в общественных местах. Кроме того, бутылочный отпуск водки предполагал домашнее потребление напитка. Особо взор монопольного закона был направлен на недопущение распития вина (водки) на улицах, площадях и в других местах, а равно и тайной продажи алкоголя.

С утверждением монополии в Костроме виноторговый рынок города имел следующий вид: водка на вынос продавалась в казённых винных лавках в запечатанной посуде и по казённой цене. По средствам и желанию потребитель мог приобрести питие в посуде объёмом: шкалик – 0,06 л, мерзавчик – 0,125 л, сороковка – 0,3 л, бутылка – 0,61 л, штоф – 1,23 л, четверть – 3,0 л, ведро – 12,3 л.

С явлением казённой водочной торговли городской лексикон пополнился новым словом «монополька», означающим казённое торговое заведение и водку как продукт казённой торговли. К местам, где можно было отведать крепких спиртных напитков, относились рестораны, гостиницы, трактиры, буфеты, постоялые дворы, кухмистерские, чайно-закусочные заведения.

Особый род винной торговли составляли «ренсковые погреба». Они принадлежали частным лицам и обслуживали благополучное, культурное общество. Здесь никогда не было людно, не толкались босяки, фабричный люд. Здесь «чистая» публика приобретала изысканные напитки: отечественные и заграничные виноградные вина, шампанское, коньяки, наливки, настойки.

Все виноторговые предприятия города устраивались с разрешения городского управления, которое, пользуясь Положением о трактирном промысле, рассматривало предложения частных лиц, желающих иметь винную торговлю в той или иной части города. В видах благоустроения и поддержания порядка отцы города разработали специальный документ, правила, где всё городское пространство было разделено на участки с указанием, где и в каких кварталах запрещено устройство мест продажи вина. То же относилось и к пивным лавкам. 


бутылки. XIX – нач. XX вв.

Главным препятствием к распространению пивных и винных оазисов была близость к храмам, монастырям, часовням и учебным заведениям. Торговля крепкими напитками была невозможна в случае, если расстояние до заведения было меньше 40 саженей (82,2 м), торговля пивом – если до пивной меньше 20 саженей (42,6 м).

Время работы мест продажи спиртного строго регламентировалось: с 7 часов утра и до 11 часов вечера. В воскресные и праздничные дни «не ранее окончания божественной литургии». В остальное время обыватель, жаждущий спиртного, обращался в «шинки», содержатели которых имели тайный винный промысел. Кроме того, в городе имелся немалый отряд бродячих шинков, обыкновенно женского пола, так называемые «аринки». В часы запрета продаж спиртного и сами владельцы заведений подрабатывали на тайных продажах водки. Остановить это явление так и не удалось, несмотря на значительной величины штрафы, налагаемые на нарушителей.

Если говорить об общей «питейной» картине города, то она в зависимости от топографического положения представлялась такой: едва ли не целиком пила фабричная окраина, а по мере приближения к центральным кварталам города число встречных пьяниц сокращалось и доходило до единиц. Последних забирала полиция в участок «до вытрезвления», составляла протокол, который следовало оплатить суммой, в значительной степени превышавшей затраты на выпитое (от 3 до 5 рублей). Словом, благопристойное положение наблюдалось только в центральной городской части. Правда, и центр города страдал от пьющей публики в дни ярмарочные и во время Масленицы и Пасхи. Тогда широкий разгул охватывал город, и пьяный отдых нередко приводил к тяжёлым последствиям.

В 1911 году правительство издало указ о прекращении розлива казённого вина (водки) в посуду малой ёмкости. Шкалик, мерзавчик и сороковка постепенно стали исчезать из продажи, пока не израсходовалась посуда означенного размера. В Костроме она исчезла лишь в 1912 году. Такая правительственная мера должна была служить искоренению пьянства. По мысли законотворцев, обыватель, купивший бутылку или больший объём спиртного, должен был распивать купленное дома с приличной закуской. Но потребитель домой, бывало, и не спешил, предпочитая место пития прямо у заведения, один или с кем-либо, имея в этом случае возможность сдать назад опорожненную посуду и получить залоговые деньги.


Меры для вина. XIX в.

В 1914 году на рынок была выброшена удешевлённая водка крепостью 37 градусов. Стоимость её была несколько ниже: 7 рублей за ведро против обычной сорокоградусной в 8 руб. 40 коп. за ведро. Несмотря на слабость продукта, он пришёлся по душе простолюдинной публике. Эта водка явилась как бы особым подарком российскому потребителю – 2 августа 1914 года в России был объявлен «сухой закон» до окончания военных действий.

Городские заведения виноторговли были закрыты, и обыватель был вынужден отдаться во власть и цены подпольного рынка. Последний, видя в крайних обстоятельствах возможность хорошо заработать, тотчас наполнил его всевозможными суррогатами, подделками, фальсификациями, непитейными сортами спирта и прочей дрянью. Начались отравления, иногда заканчивавшиеся трагедиями.

В целом город стал пить намного меньше, и пьяные лица были редки на улицах. Бывали дни, когда камеры в полицейских участках совершенно пустовали.

Для умеренно потребляющих обывателей настала так называемая «чайная пора». В чайных и трактирных заведениях можно было спросить «чайку», и напиток подавался в чайниках. Таким и оставалось положение виноторговли и обывателя до прихода новой власти. Она от запретительных мер в 1923 году перешла к строительству своего виноторгового рынка, который продолжает регулировать и по сегодняшний день.